Общество
 

Поиск по сайту

Потенциальные серийные убийцы в детстве любят убивать животных. Искреннее желание лишить кого-то жизни — это и странно, и страшно, даже если за этим (как у большинства маньяков) стоит якобы благая идея.

Последняя российская сенсация — массовое движение догхантеров, убийц бродячих (и не только) собак, которые якобы хотят сделать город более безопасным. Это тревожный знак, который говорит, что уровень агрессии и психоза очень сильно вырос. Люди начинают искать врагов «у ворот» — причем «врагов», которых легко уничтожить, что, возможно, дает ощущение победы Добра над Злом и временное ощущение безопасности. Причем «безопасность» — рукотворная, что создает иллюзию контроля над собственной жизнью.

В манифесте догхантеров написано: «Бродячим собакам не место в городах и живой природе». Утверждение более чем спорное, но есть и аргументы — якобы бездомные собаки только и делают, что бросаются на взрослых и детей, а также переносят заразу.

Насчет заразы, возможно, трудно не согласиться. Понятно, что у всех этих животных и блохи, и глисты, но, честное слово, лучше бы эти активисты добровольно морили тараканов и крыс, от которых куда больше вреда.

Лично я не видела ни одной уличной собаки, которая бы сама по себе отличалась буйным нравом и бросалась на людей. Люди сами приучают собак к агрессии — они их пинают, пугают, поджигают.

У нас во дворе был случай. Соседи перетащили с соседней улицы старый автобус Volkswagen. Но с ним бонусом досталась стая собак, которые, как выяснилось, под ним жили. Собаки, разумеется, переполошились. Некоторое время они бездумно тявкали, потом соседки начали их подкармливать. И эти собаки, родившиеся на улице, стали нашей сигнализацией. Они знали всех своих, а чужих на всякий случай облаивали. Возвращаться домой можно было когда угодно без малейшего риска — они оберегали тебя от подозрительных незнакомцев. 

Потом собаки пропали. Ведь им «не место в городах». И почему-то — «в живой природе». Как будто они сами не живые и не природа.

При этом, например, в Стамбуле бродячие собаки — едва ли не достопримечательность. Там невероятное количество мирных собак и кошек — любой живности. Собаки уверенно ходят стаями, а кошки иногда собираются штук по 20. Это чудное зрелище, когда местные жительницы выходят их кормить. Вся улица в кошках. Экземпляров сто, не меньше.

Но кошек, кстати, догхантеры любят. В манифесте так и написано: «Истребление кошек недопустимо». Жирным шрифтом. Кошки якобы уничтожают крыс.

Охотники за собаками настаивают, что бродячие собаки грызут кошек и других собак тоже. Но любой собачник со стажем больше пары месяцев знает, что даже самая приличная и обученная домашняя собака всегда готова съесть кошку, а уж подраться с другой собакой — это святое. И совершенно без разницы, кто схватит твоего пса за холку — такая же вышколенная породистая задира или уличный обормот. Кстати, уличные довольно редко связываются с домашними. У них какие-то другие задачи.

Наверное, бездомные животные — это все-таки проблема. Как и бездомные люди. Они тоже заразные и бросаются на людей. И писают в подъездах. Если хорошо себя накрутить, можно убедить несколько тысяч человек, что их тоже надо отстреливать. Устроить такой ку-клукс-клан. Догхантеры же считают, что 1) чиновники не справляются с задачей по контролю бродячих животных, 2) защитники прав животных оказывают вредное влияние на чиновников. То же самое можно применить и к бомжам. Чиновники бездействуют, а всякие Докторы Лизы поощряют.

Давайте раздавать отравленные гамбургеры. Ведь им «не место в городе».

Как и любой самосуд, волонтерская инициатива вроде отстрела собак может выйти на любой уровень. Если кто-то «осознает», что «у стаи полуодичавших псов нет и не может быть никаких прав». Псов меняем на людей — и готово. Ведь при желании дегуманизировать, то есть обездушить, можно кого угодно. Хоть жену, хоть ребенка, хоть собаку. Если решить, что мир в опасности именно из-за бомжей. Или из-за людей с ирокезами на голове.

Проблема не в собаках. Проблема, как всегда, в людях.

Которые по своим причинам решают, что знают, как лучше для всего человечества. И которые готовы ради этого «лучше» убивать — вне системы.

У нескольких знакомых отравили собак. Попали под раздачу приманок с изониазидом. Но «красота требует жертв», не так ли? И не важно, сколько их было — десятки ли, как уверяют защитники животных, или несколько штук, как утверждает полиция. Кто дал право решать, какое количество невинно убитых — нормально?

Я лично далеко не самый рьяный борец за права животных. Я даже не он вовсе. Я ем мясо, поощряя убийства коров, и ношу мех, оставаясь равнодушной к смерти тысяч зверьков. В деревне я сто раз видела, как сворачивают курицам головы, как режут свиней, коров и овец. Да, это жизнь, но это ради пропитания, а не ради каких-то мнимых благих намерений. Я не оцениваю, хорошо это или плохо, но всегда есть границы разумного. Честное слово, если бы эти так называемые волонтеры убивали собак ради еды — это было бы более адекватно.

Присутствие в городе людей, которые без малейших на то прав и какого-либо опыта считают для себя возможным «вершить правосудие», меня пугает в сто тысяч раз больше, чем обезумевший бультерьер.

От бультерьера я знаю, как отбиться. А вот люди, чей страх и чья агрессия заставляет брать в руки хотя бы травматическое оружие — непредсказуемы.

Честное слово, это всё звучит как-то апокалиптично — в наше время, в крупных городах, начинается вооруженная охота. Откровенно говоря, бессмысленная и, разумеется, беспощадная.

И всё это показывает, что для человека самое опасное животное — другой человек. Особенно армированный сверхценной идеей и осознавший, что по этому поводу он «право имеет» решать, кто заслуживает жить или умереть.



Известия
Культура
04 апреля 2017

Благодарю

Пожертвование на обустройство храма

Наш адрес

Россия, Москва
Можайское шоссе, дом 56
Тел.: +7 (495) 978-12-82
Показать маршрут

Расписание богослужений